Пояс Славы

Первого сентября 1939 года, когда Германия вломилась в Польшу, началась Вторая мировая война.


  Фашисты уверенной поступью продвигались по Европе, с каждым днем продлевая радиус захваченных территорий стран Европы и за два неполных года перед агрессором капитулировало большинство стран континента, но для полного триумфа Гитлеру нужен был Советский Союз. Беда приближалась к порогу нашего дома. Наступил тревожный июнь 1941 года. 

январцы-фронту


  Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года, в июле враг захватил Кишинев и уже в начале августа развернулись бои на Одесском направлении. Гитлеровское командование придавало большое значение быстрому захвату Одессы, поскольку, завладев этим крупным промышленным центром, морским портом и военно-морской базой, фашисты имели возможность закрепиться на Черном море, прочистив себе путь к захвату других регионов. Чтобы достичь цели, гитлеровцы создали шестикратное преимущество в численности войск и пятикратное в артиллерии. Они рассчитывали с ходу захватить Одессу. Но советские войска, жители Одессы и близлежащих районов стойко обороняли город.

  5 августа 1941 года был получен приказ Ставки Верховного Главнокомандующего:

  «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».

  Этот день вошел в историю Великой Отечественной войны как первый день героической 73-дневной обороны Одессы. Именно в Беляевском, Одесском и других прилегающих к областному центру районах происходили самые ожесточенные бои за Одессу. Ежедневно тысячи крестьян, главным образом подростки и женщины, работали на оборонных рубежах. Нередко это происходило под огнем артиллерии врага. Пересиливая страх, поддерживая друг друга, жители сёл сооружали три основных и несколько промежуточных рубежей, которые огромной подковой окружили Одессу с суши.

Восточный сектор обороны Одессы


  «Подкова» имела восточный, западный и южный секторы. В восточном секторе неприятеля встречали 54-й полк 25-й Чапаевской дивизии, 1-й полк морской пехоты, 26-й полк НКВД, а также 136-й стрелковый полк. Все эти части стали скелетом Восточного сектора обороны города, руководил которым комбриг С. Ф. Монахов. К этому сектору среди других относились и села Беляевского района, расположенные между Куяльницким и Хаджибейским лиманами: Ильинка, Черевичное, Августовка, Причеповка (позже присоединенная к селу Протопоповка).

Западный сектор обороны Одессы


  В Западном секторе оборону держали полки 95-й Молдавской стрелковой дивизии, Первый сводный пулеметный батальон 82-го Тираспольского укрепрайона, отряды черноморских моряков, народные ополченцы. Этими частями руководил командир 95-й дивизии генерал-майор Василий Фролович Воробьев. Военные действия происходили на близком расстоянии от Одессы, на территории сел: Выгода, Палиёво, Дачное, Холодная Балка, Усатово, Курган, Петровское.

Южный сектор обороны Одессы


  С юга и юго-западной стороны Одессу защищали 31-й и 287-й полки Чапаевской дивизии, Первая кавалерийская дивизия, Второй сводный пулеметный батальон 82-го Тираспольского укрепрайона, другие воинские подразделения и народные ополченцы. Командовал всей группой войск Южного сектора, генерал-майор И. Е. Петров, а среди других населенных пунктов, где велись бои, были села Беляевского района: Беляевка, Маяки, Мирное, Красный Переселенец, Великий Дальник, Широкая Балка. Кагарлык и Каменка находились на стыке южного и западного секторов линии обороны Одессы.

  Невзирая на более чем пятикратное преимущество сил агрессора на первом этапе обороны Одессы (5–19 августа 1941 года), ее защитники в тяжелых боях отбили все попытки врага захватить город. Бойцы и командиры проявили чудеса мужества и героизма. Например, 5 августа 1941 года части Приморской армии оказались в центре наступающих войск противника. 9 августа враг осуществил натиск на позиции пехотинцев около станции Выгода. Силы, безусловно, были неравными, но отпор контратакующих был настолько сильным, что в ходе штыковой атаки, в которую товарищей повел лично Яков Бреус, враг был разбит. Лейтенант Яков Георгиевич Бреус за героизм, который проявил в боях под Выгодой, был удостоен звания почетного гражданина города Одесса.

  В ожесточенном бою за село Кагарлык отличился своими решительными действиями младший лейтенант Симонок. На другом участке фронта, около села Великий Дальник, артиллеристы 36-й батареи под руководством лейтенанта Бойко в течение девятнадцати часов прямой наводкой отбивали атаки врага. За героизм В. П.Симонку присвоено звание Героя Советского Союза, а Бойко стал одним из первых защитников Одессы, который был награжден орденом Ленина.

  Жестокие бои продолжались около железнодорожной станции Выгода, впоследствии около Дачной. Между станциями Карпово и Выгода 18 августа враждебной пехоте прорваться не удалось, а фашистские танки попали под огонь артиллерии 57-го полка майора Филипповича и 97-го противотанкового дивизиона капитана Барковского. Фашисты под Выгодой потеряли в тот день больше двадцати танков. В своих мемуарах Маршал Советского Союза Н. И. Крылов написал, что день 18 августа стал символом прочности одесской обороны. В тот же вечер Военный совет Приморской армии поздравил 95-ю дивизию с новыми победами в обороне, а 19 августа по приказу командования части Западного сектора были отведены на рубеж: Палиёво — Выгода — Петровское. Здесь сложилась еще более напряженная ситуация. В продолжение нескольких дней развернулись тяжелые бои, так как враг пытался все же прорваться к станции Выгода.

  В те же дни велись ожесточенные бои на участке Кагарлык — Беляевка. Всем известен факт героизма отряда работников станции «Днестр» из 18-ти человек под руководством Николая Коновальчука, который под носом у фашистов подавал в Одессу питьевую воду. Эти героические события стали сюжетом всем известного фильма «Жажда». Только за несколько часов до захвата Беляевки фашистами отряд вернулся в Одессу. Захватив 17 августа Кагарлык, гитлеровцы прорвали фронт и развернули наступление в направлении села Карлсталь (Широкая Балка). Защитники города в эти дни только ранеными потеряли здесь более двух тысяч человек и вынуждены были отступить. Ворвавшись в Беляевку, враг отключил водопроводную станцию «Днестр», чем лишил Одессу основного источника пресной воды в самый разгар обороны и знойного лета. В начале двадцатых чисел августа захватчики захватили Маяки и Карлсталь, наносили непрерывные удары по Дальнику. Около Красного Переселенца и Фройденталя (Мирное) бои тоже носили очень жесткий характер, и села буквально после каждого наступления и контратаки переходили из рук в руки.

 Тяжелыми для защитников Одессы стали 22–23 августа. В журнале боевых действий Приморской армии за 22 августа отмечалось:

  «На всем фронте 95-й стрелковой дивизии идут ожесточенные бои, наши части несут большие потери».

  Бои вдоль железной дороги в районе Выгоды не ослабевали. Возле станции в тяжелое положение попал 241-й полк, его огнем поддерживал наблюдательный пункт первого дивизиона 397-го артполка и оказался в окружении. В неравном бою погибли командир взвода лейтенант Щербатюк, начальник разведки лейтенант Парамонов, все разведчики и связисты. Оставшись один, капитан Кириченко отстреливался до последнего патрона. Когда же в результате контратаки противник был отброшен, бойцы увидели изувеченное штыками тело своего бесстрашного командира, а вокруг героя лежали десятки трупов румынских воинов. Так погиб один из лучших артиллеристов 95-й стрелковой дивизии. Благодарные жители Беляевского района построили в селе Выгода памятник: на братской могиле перечислены двадцать шесть рядовых и командиров. Отдельной строкой указаны имена Владимира Степановича Кириченко и его верного друга Семена Игнатьевича Парамонова.

  95-я стрелковая дивизия с 23 по 26 августа обезвредила несколько тысяч фашистов и удерживала свой рубеж, не отступая ни на шаг. В этот период под Выгодой отличился и Первый отряд черноморских моряков. Во главе с майором Потаповым уже через несколько дней по прибытии отряд прорвал оборону противника и 25 августа осуществил дерзкий рейд по вражеским тылам, уничтожая все на своем пути: вражеские батареи, штабы. Отряд нанес неприятелю ощутимый урон и посеял панику. Многих смельчаков было представлено к наградам.

  А враг между тем рвался к станции Дачная. С 27 августа шли бои за хутора Важный и Октябрь. Хутора несколько раз переходили из рук в руки, но наступление неприятеля удалось удержать. В бою под станцией Дачная и Вакаржанами (Курган) отряд Григория Карева пропустил через себя танки и сразу пошел в рукопашный бой с пехотой противника. Григорий Андреевич был ранен, позже он написал такие строки:

«Враги называли нас
— черная туча!
Друзья называли нас
— гвардия флота!
А мы назывались скромнее
И лучше
Точнее и проще
— морская пехота!»

  В двадцатых числах августа противник атаковал также позиции наших войск между Куяльницким и Хаджибейским лиманами. Здесь гитлеровцам противостояли Третий батальон 54-го полка чапаевцев и Первый батальон 136-го запасного полка. 23–24 августа фашисты захватили Ильинку, хутор Черевичный и продвигались к Августовке. Тяжелые бои на перешейке длились 25–26 августа, а 27 враг овладел Августовкой, лишь возле Причеповки удалось его остановить. На двадцать первом километре автотрассы Одеса — Балта, перед Августовкой, справа от дороги находится братская могила воинов 136-го запасного стрелкового полка. Здесь похоронены 106 бойцов, которые защищали восточный рубеж и пали смертью храбрых. К памятнику ведут широкие ступени, а на чугунной плите вылиты слова:

«Вам, бессмертным ровесникам грядущего, стоявшим здесь насмерть».

  25 августа противник опять перешел в наступление по всему фронту. Ему удалось потеснить часть 25-й Чапаевской дивизии и выйти на линию Карлсталь — Выгода, значительно приблизившись к Одессе. На этом рубеже фашисты были остановлены, но до Одессы оставалось от восьми до двадцати пяти километров.

Одесский 69-й истребительный авиаполк


  Упорная борьба продолжалась за хутор Вакаржаны. 29 августа группа самолетов осуществила дежурный вылет на штурм боевых порядков противника к югу от Вакаржан, где вела оборону 25-я Чапаевская дивизия. После выполнения задания комиссар С. А. Куница заметил в воздухе четыре «мессершмитта». Он вступил в бой и, взяв удар на себя, предоставил возможность товарищам закончить штурм. Комиссар сбил один самолет, но и сам погиб в неравном бою. Это был его 107-й боевой вылет. Звания Героя Советского Союза старший политрук Семен Андреевич Куница был удостоен посмертно. А несколькими днями раньше свой последний подвиг в районе Фройденталя осуществил Виталий Топольский, на счету которого было 123 вылета. Топольский вступил в бой с пятью «мессершмиттами» и в неравном бою погиб смертью храбрых. Его могила находится на Аллее Славы в Одессе, а во дворе Мирненской средней школы благодарные мирненцы построили герою памятник.
  Не только примеры Куницы и Топольского говорят о том, что неоцененную роль в деле прикрытия войск обороны и мирного населения сыграли авиаторы 69-го истребительного авиаполка, которые действовали в тесной взаимосвязи с зенитной артиллерией. Имея на вооружении всего 36 истребителей «И­16», они вели боевые действия в соотношении сил приблизительно один к трем в пользу врага. В продолжение 73 дней обороны Одессы они осуществили три с половиной тысячи боевых вылетов, провели 576 воздушных боев, сбили 94 самолета и 4 десантных планера, 30 самолетов врага уничтожили на аэродромах. За подвиги и проявленный героизм двадцати авиаторам полка было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, полк был награжден орденом Боевого Красного Знамени и удостоен почетного наименования «Одесский».

  Во время обороны летчикам приходилось по 7–10 раз в день вступать в воздушный бой с противником. Самолеты базировались на школьном аэродроме, а когда он оказался под обстрелом врага, между пятой и шестой станциями Большого Фонтана была создана взлетная полоса. Теперь на месте прежнего аэродрома возвышается памятник в честь лётчиков 69-го авиаполка.
 С первых минут Великой Отечественной войны авиаторы преследовали врага на дальних и рубежах ближней обороны. Летчик А. Т. Череватенко, который удостоен звания Героя Советского Союза за оборону, рассказывал в своей книге о том, как Первая эскадрилья вела один из десятков боев за Беляевку:

  «Туда мы наведывались достаточно часто: за водопроводную станцию, которая поставляла Одессе воду, продолжались тяжелые бои. Теперь это село находилось в руках противника, разведка сообщала о крупных передвижениях войск в районе Беляевки. И эскадрилье нужно было нанести мощный удар. Задание было выполнено».

  Кроме описания  боевых действий легендарный летчик с болью отмечает в книге, что в Беляевке и на её околицах — настоящий ад, все изрешечено пулями и разбито вдребезги.

  Третьего сентября фашисты захватили Вакаржаны и пытались прорваться к Дальнику, но были остановлены. 12–13 сентября вражеские войска осуществили очередное наступление на Дальник и, хотя им удалось потеснить 161-й стрелковый полк, своей цели они не достигли. Продолжала активно действовать авиация, которая беспрерывно штурмовала противника. Особенно на этом направлении отличилась эскадрилья капитана Асташкина, которая поддерживала части 25-й и 95-й дивизий. Сам Асташкин осуществил 117 боевых вылетов и обезвредил 10 вражеских самолетов. Возле хутора Красный Переселенец самолеты, группу которых вел Михаил Асташкин, штурмовали неприятеля 14 сентября. Над Красным Переселенцем завязался бой, который длился 25 минут. Наши летчики сбили три вражеских самолета, остальные оставили поле боя. Именно в этот день осуществил свой последний подвиг Михаил Егорович. В районе хутора Вакаржаны летчики, которых вел Асташкин, обнаружили скопление противника и успешно штурмовали его. Как вдруг появились вражеские самолеты. Чтобы дать возможность товарищам закончить штурм, Асташкин вступил в бой с шестью «мессершмиттами». Дрался храбро и погиб смертью героя. Михаил Егорович похоронен на Аллее Славы в Одессе.

  Через девять дней после гибели М. Асташкина, 22 сентября девять самолетов 69-го авиаполка штурмовали позиции неприятеля возле Выгоды. Их прикрывало звено истребителей под командованием Михаила Шилова. Шилов вступил в бой с пятью «мессершмиттами», сбил одного из них, но прямое попадание в мотор самолета решило судьбу лейтенанта. И тогда Михаил направил свой самолет в скопление вражеских танков и взорвался вместе с ними. Это был его 164-й вылет.
  В первые дни октября последний раз поднялся в небо старший лейтенант Алексей Маланов. Товарищи называли его асом, ведь он наносил удары из крутого пике очень точно и эффективно, а пехотинцы посылали в полк благодарные телеграммы за точность попадания. Четвертого октября самолет Алексея Маланова не вышел из третьего пике в районе Дальника, подбитый вражеской артиллерией.

Гвардейский дивизион «Катюш»


  Части Южного сектора обороны дрались под Красным Переселенцем, Фройденталем (Мирное), Великим Дальником, они вели успешные бои на последних рубежах обороны города, осуществляя контратаки. Под Дальником состоялось событие, которое надолго запомнили обе стороны противостояния: здесь были впервые применены реактивные минометы «Катюша». Командир гвардейского дивизиона «Катюш» старший лейтенант Небоженко в своих воспоминаниях о тех событиях писал:

  «…пленные назвали залп дивизиона «дьявольским огнем!»

  Под Дальником состоялось и экспериментальное испытание одесских танков «На испуг». Дивизион Небоженко заставил убегать наступающего врага, нанеся ему большие потери.

Секретный приказ


  Командующий Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров 12 октября подписал секретный приказ:

  «1.Отвод войск армии с занимаемого рубежа для посадки на суда начать в 19.00 15 октября 1941 года. В ночь на 16 октября внезапно, под прикрытием арьергардов, отвести с фронта одновременно все силы, посадить их на суда и, не медля, выйти в море».

  А в это время с целью маскировки запланированной эвакуации бои на последнем рубеже обороны продолжались. При наступлении в районе Великого Дальника враг понес большие потери. Только второго октября были полностью уничтожены четыре вражеских батареи, захвачено в плен 200 человек, оружие. Все атаки противника были отражены. Когда был получен приказ оставить боевые позиции, бойцы и командиры батальона сделали памятную запись и, поместив её в бутылку, закопали на последнем рубеже. Это произошло 15 октября 1941 года. А осенью 1946 года бутылку во время полевых работ нашли колхозники и прочитали слова:

  «В этом месте героически сражался русский народ против фашистских захватчиков. Борьба продолжается. Победа будет за нами. Смолин — командир батальона, Бросалин — комиссар».

  На главном рубеже неподалёку от Великого Дальника сооружены памятники воинам 25-й Чапаевской дивизии. На западной околице села возвышаются две стелы, на плитах которых надписи:

  «Воинам 287-го и 31-го стрелковых полков 25-й Чапаевской дивизии, 69-го артполка и 210-го артиллерийского танкового батальона, героически защищавших Одессу в августе — октябре 1941 года».

  На памятнике, расположенном на восточной стороне села, такая надпись:

  «Героям, победившим смерть, — Родина».

  На другой стеле читаем слова:

  «Здесь в августе — октябре 1941 г. в жестоких боях с фашистскими захватчиками героически защищали Одессу воины 25-й Чапаевской дивизии, 7-го кавалерийского и 265-го артиллерийского полков».

  С целью маскировки эвакуации бои продолжались и в районе станции Дачная. Фашисты, не догадываясь о планах командования, активизировали свои действия, 11 октября противник атаковал в районе села Гниляково (Дачное) и захватил Холодную Балку. Но вступила в бой артиллерия под руководством полковника Пискунова и перекрыла дорогу неприятелю. Героически сдерживали врага бойцы 90-го полка, вместе с подкреплением, которое успело вовремя, они отбросили противника с захваченных им позиций и закрепились на рубеже между Гниляково и хутором Кабаченко. Наступление фашистов провалилось. На памятнике около станции Дачная теперь написано:

  «Здесь мы стояли насмерть, чтобы утвердить жизнь».

  Около села Дачное построен еще один монумент: воинам 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, 57-го и 391-го артиллерийских полков моторизированного батальона и добровольного отряда моряков. А на постаменте — слова:  

«Я є народ, якого правди сила
Ніким звойована ще не була».

 В прифронтовой полосе, конечно, оказалось и село Усатово. Именно здесь, в катакомбах располагался командный пункт командира 950-й стрелковой дивизии В. Ф. Воробьева. Именно в Усатово 10 октября 1941 года командующий Приморской армии генерал И. Е. Петров, начальник штаба армии полковник Н. И. Крылов вместе с другими командирами Одесского оборонного района и командованием 95-й стрелковой дивизии работали над планом эвакуации войск из Одессы.

  Подытоживая события 73-дневной обороны Одессы, газета «Правда» 18 октября писала:

  «Вся советская страна, весь мир с восхищением следил за мужественной борьбой защитников Одессы. Они ушли из города, не запятнав чести, ушли, сохранив свою боеспособность, готовые к новым боям с фашистскими ордами».

  А ветеран Великой Отечественной войны, генерал — майор Р. П. Агриков в своей книге «Пояс Славы» пишет:

  «Да, потери и жертвы были большие. Но следует помнить, что не было бы 1941 года, не было бы и 1945. Погибшие в 1941 — это герои, прикрывшие собой страну. По какой бы дороге путник ни прибывал в Одессу, он обязательно увидит строгие выразительные монументы Пояса Славы, 60-километровым полукольцом охватывающего город … ».

  Это полукольцо и есть тот самый главный и наиболее укрепленный рубеж обороны в 8–14 километрах от городской черты, что мы называем Поясом Славы, большинство монументов которого расположены в Беляевском районе. Они стоят, как часовые, оберегая уже не Одессу, а память о героях Великой Отечественной войны.

  Сооружение Пояса Славы началось в год 25-летия героической обороны Одессы. Закладка памятного камня состоялось в 1966 году вблизи села Дачное на автодороге Одесса — Киев. На камне написано следующее:

«Зеленый Пояс славы заложен
В ознаменование 25-летия
героической обороны Одессы 1941 года.
Август, 1966 год».

  Проходят годы. Советский Союз превратился в несколько самостоятельных государств, над Украиной раздаются другие песни и утверждаются новые ценности. А они, те, кто не вернулся с кровавых полей боя, остаются такими же молодыми и отчаянными, которыми вступили в огонь войны, в огонь, который не разделен государственными границами. Живы они до тех пор, пока мы о них помним. Давайте же восхвалять тех, кто пролил горячую кровь за нашу родную землю, завоевал мир ценой своей жизни и остался навсегда молодым, к этому нас призывает и поэт-­фронтовик Михаил Львов:

Поклонимся великим тем годам,
Тем славным командирам и бойцам,
И маршалам страны, и рядовым,
Поклонимся и мертвым, и живым —
Всем тем, которых забывать нельзя,
Поклонимся, поклонимся, друзья!..








 Использованная литература:

- 90 років Біляївському району.—Одесса: Астропринт, 2013.



Комментариев нет:

Отправить комментарий